Новости партнеров Ассоциации: Bayer делится аспектами МРТ сканирования с контрастами

Магнитно-резонансная томография (МРТ) является методом сканирования тела человека с помощью сильных магнитных полей и радиоволн для получения изображений органа высокого качества, которые помогают в диагностике широкого спектра состояний человека. Это сложный, но безопасный и эффективный метод диагностики, не связанный с ионизирующим излучением и введением каких-либо радиоактивных веществ.

МР-томография основана на феномене ядерного магнитного резонанса (ЯМР). Данное явление было открыто в 1946 г. исследователями из Стендфордского и Гарвардского университетов. ЯМР - это возможность поглощать или испускать энергию радиочастотных импульсов ядрами некоторых веществ (чаще всего - водорода), находящихся в магнитном поле, при совпадении частоты импульсов с частотой вращения ядер. В 1952 г. Ф. Блох и Е. Пурсель за это открытие получили нобелевские премии. В 1973 г. Пол Лаутербур получил первое изображение МРТ. Это было изображение двух трубочек, наполненных жидкостью. В 2003 г. Пол Лаутербур и Питер Мэнсфилд получили нобелевскую премию за создание метода МРТ. Питер Мэнсфилд показал, как радиосигнал, полученный от МР-спектрометра, может быть преобразован в изображение.

Таким образом молекулы водорода, присутствующие в организме человека в большом количестве, под действием магнитного поля томографа начинают выделять энергию, которую в свою очередь считывает компьютер и на основе этих данных по специальному алгоритму строит изображение структуры организма. А врач имеет возможность оценить изображения на экране рабочей станции.

С помощью магнитных волн можно получить изображения головы, позвоночника, суставов и других органов в виде плоскостных изображений. Так же у специалиста есть возможность создать реконструкцию изображения органа в 3D модели.

МРТ - один из самых эффективных методов диагностики заболеваний головного и спинного мозга, позвоночника, суставов, органов брюшной полости (за исключением желудка и кишечника) и малого таза, а также сердца и сосудов.

На МР-томограммах лучше, чем на рентгеновских компьютерных томограммах, отображаются мягкие ткани: мышцы, хрящи, жировые прослойки. Ведь содержание молекул водорода в этих тканях выше, а значит и лучше визуализация структуры. Данное свойство особенно ценно при исследованиях нервной системы человека, а именно головного и спинного мозга. Так как МРТ позволяет без вмешательства в организм получить информацию о состоянии головного мозга и обнаружить даже мельчайшие патологические очаги.

В последнее десятилетие стало очевидно, что при подозрении на злокачественные процессы органов и систем, МРТ является методом выбора для установления точного диагноза, учитывая его высокую чувствительность, высокую мягкотканую контрастность и отсутствие ионизирующего излучения.

Так же при МРТ можно получать изображение сосудов, МРА магнитно-резонансная ангиография. Крупные сосуды удается достаточно четко визуализировать без дополнительного введения контрастного вещества. Для получения изображения средних и мелких сосудов дополнительно вводят препараты.

Чтобы лучше "высветить" интересующие врача области, в процессе исследования применяются контрастные средства. Контрастные препараты для МРТ – парамагнетики, это соединения на основе гадолиния. При введении в организм контрастное средство (КС) накапливается в органах и тканях, усиливая сигнал. КС широко используются при проведении МРТ. Наблюдая за тем, как КС ведет себя в исследуемой области, специалист может четко понять границы патологического очага и его структуру. Эта информация может оказаться решающей в выборе тактики лечения.

Современные гадолинийсодержащие магнитно-резонансные контрастные средства (ГМРКС) для повышения диагностической эффективности МРТ зарекомендовали себя как высокоэффективные и безопасные диагностические препараты, пригодные для рутинной клинической практики, позволяющие не только выявлять новообразования на ранних этапах их развития (в ряде случае при размерах менее 0,5 см), но и проводить дифференциальный диагноз, стадировать и прогнозировать развитие опухоли, определять эффективность лечения. В основе высокой безопасности внеклеточных ГМРКС лежит их низкая осмотическая нагрузка, что обеспечивает отсутствие каких-либо значимых действии из-за их осмотической активности, а также их быстрое и практически полное выделение из организма путем почечной фильтрации.

Введние ГМРКС абсолютно необходимо для визуализации опухолевого поражения оболочек спинного мозга и медуллярного вещества, для оценки истинных размеров первичных опухолей медуллярного вещества и оболочек спинного мозга, оценки динамики выявленных изменений, уточнения состояния межпозвоночных дисков и паравертебральных мягких тканей, при динамической оценке изменений на фоне проводимого лечения. Внутривенное контрастирование не только целесообразно, но и необходимо применять у большинства онкологических пациентов при МРТ исследованиях головного и спинного мозга, области шеи, грудной клетки, живота, малого таза и костно-мышечной системы. Для первичных пациентов с подозрением на наличие злокачественной опухоли, а также при определении стадии опухолевого процесса перед началом специального лечения МРТ-исследование с внутривенным болюсным контрастированием можно считать обязательной процедурой. Несоблюдение этого правила может приводить к серьезным диагностическим ошибкам и выбору неправильной тактики лечения. Так как при выборе органсохраняющего подхода лечения любого специфического неопластического процесса чаще всего эффекторным звеном лечебного воздействия является подавление ангиогенеза опухоли, то при динамическом наблюдение за такими пациентами только исследование с контрастным усилением позволяет надежно оценивать эффективность проводимой терапии, наличие или отсутствие активного процесса.1

По химическому строению выделяют линейные и макроциклические гадолиний содержащие контрастные средства (ГМРКС).На основе научных данных медицинские рентгенологические общества подчеркивают, что макроциклические ГМРКС безопаснее своих линейных аналогов.2 Среди макроциклических ГМРКС есть средства с двойной концентрацией гадолиния, обладающие большей релаксивностью, то есть способностью ярче подсвечивать очаги поражения и зарегистрированы к применению даже у детей.3,4 Большинство ГМРКС являются внеклеточными, они накапливаются во внеклеточном пространстве организма. Но некоторые средства так же имеют способность накапливаться клетками печени – гепатоцитами. Такие средства называются органоспецифическими (гепатоспецифическими), они обладают гепатоспецифической фазой.7 Эта способность дает возможность получения дополнительной диагностической информации при МРТ исследовании печени.5,6

ГМРКС вводятся внутривенно. Для достижения лучших результатов исследования при введении контрастных средств используются автоматические инъекционные системы, обеспечивающие оптимальные параметры введения контрастного средства. Автоматический инъектор позволяет каждый раз точно воспроизводить скорость и объем подачи контрастного средства, что может быть крайне важным при повторных исследованиях и оценки динамики.

Абсолютными противопоказаниями к МРТ является наличие кардиостимулятора (искусственного водителя ритма, кардиовертера, пейсмейкера) либо других имплантированных программируемых устройств, так как сильное магнитное поле может вывести их из строя. А также наличие феромагнетиков в теле пациента (зубные протезы, имплантанты, послеоперационные клипсы на сосудах и др.), под действием магнитного поля возможно их нагревание и изменение положения.

1. Б.И.Долгушин, И.Е.Тюрин. Стандарты УЗИ, РКТ, МРТ и ПЭТ/КТ исследований в онкологии. Пятое издание, дополненное. М: 2016 г. (ISBN 978-5-4253-0770-5)

2. 9-е Рук-во Европейского общества урогенитальной радиологии (ESUR) по безопасности контрастных средств / под ред. Проф. Синицына , М., 2015

3. Инструкция по медицинскому применению препарата Гадовист® от 19.01.2017;

4. Среди МРКС, зарегистрированных в РФ по данным сайта: http://grls.rosminzdrav.ru/, [дата доступа от 28.04.2017]

5. Инструкция по медицинскому применению препарата Примовист® от 24.11.2017;

6. Zech CJ et al. Br J Surg. 2014; 101: 613-621. 7. Ringe KI et al. AJR Am J Roentgenol. 2010;195:13-28

Заявка на вступление в Ассоциацию